Журнальный зал

О ты, вонючий храм неведомой богини! К тебе мой глас Прими мой фимиам летучий и свободный, Незрелый слабый цвет поэзии народной. Ты покровитель наш, в святых стенах твоих Я не боюсь врагов завистливых и злых, Под сению твоей не причинит нам страха Ни взор Михайлова, ни голос Шлиппенбаха Едва от трапезы восстанут юнкера, Хватают чубуки, бегут, кричат: Народ заботливо толпится за дверями. Вот искры от кремня посыпались звездами, Из рукава чубук уж выполз, как змея, Гостеприимная отдушина твоя Открылась бережно, огонь табак объемлет. Приемная труба заветный дым приемлет. Когда ж Ласковского приходит грозный глаз, От поисков его ты вновь скрываешь нас, И жопа белая красавца молодого Является в тебе отважно без покрова. Но вот над школою ложится мрак ночной, Клерон уж совершил дозор обычный свой, Давно у фортепьян не раздается Феня Последняя свеча на койке Беловеня Угасла, и луна кидает бледный свет На койки белые и лаковый паркет.

Стихи МРАЧНОСТЬ. (Дряхлый, больной, я сижу и пишу, К ГЕРНСЕЮ)

Чадо мое, о Господе, есть девица непорочная во всецелости. Я грешник, но раб Бога моего верный: Может быть, с ее стороны было невинное обожание.

Так, мы читаем в книге Бытия о сотворении мира Богом в течение шести дней. но выражает себя через тело, ибо оно — его плоть, сердце, другие органы .. умерший в расцвете физических и душевных сил, дряхлый старик или . в поисках модели для выражения Божественной любви к человеку также.

Притча от Ошо за нее огромное спасибо Ирине -- Будда сидел под деревом и говорил с учениками. К нему подошел человек и плюнул ему в лицо. Он вытер плевок и спросил этого человека: Ты еще что-нибудь хочешь сказать? Этот человек был немного озадачен, потому что он сам никогда не ожидал, что если на кого-то плюнуть, он сможет спросить: Он оскорблял людей, и они приходили в гнев и реагировали. Или, если они были трусами и слабаками, они улыбались, пытаясь подкупить этого человека. Но Будда был ни тем, ни другим, он ни в каком смысле не оскорбился и не струсил.

Но просто, по-деловому, он сказал: Ученики Будды разгневались, стали реагировать.

И здесь, на улицах с повадками змеи, где ввысь растет кристаллом косный камень, пусть отрастают волосы мои. Немое дерево с культями чахлых веток, ребенок, бледный белизной яйца, лохмотья луж на башмаках, и этот беззвучный вопль разбитого лица, тоска, сжимающая душу обручами, и мотылек в чернильнице моей И, сотню лиц сменивший за сто дней, - я сам, раздавленный чужими небесами.

Те глаза мои девятьсот десятого года видели белую стену, у которой мочились дети, морду быка да порою - гриб ядовитый и по углам, разрисованным смутной луною, дольки сухого лимона в четкой тени бутылок.

Кто ж мы-то такие И место ли нам в современной России Как просто, выходит, нас Ничто не вернуть ни тоской, ни любовью, И сердце опять обливается кровью И нет . Как себя дали обмануть, Как шутовской колпак одели, В какой отправилися путь! .. Мы без страха и без муки Смотрим в жизни даль.

И в тот же вечер, несомненно, Опальный герцог был прощен. , , , , . ; , ; . , . , ; . , , , , ! , ; , : , , , ; , : , , , ; , ; . -, - , - , -. ; ; . , :

Больная Россия

Ангел неба лучезарный, в тишине ночной слетел Над кроваткою ребенка, песню чудную он пел. И тому приснились грезы, Бог в сияющих лучах, Много ангелов с цветами, с орарями на плечах, Бог сказал им: Тихо ангелы склонились, перед Господом своим Так Творец они сказали, мир Тобою лишь храним.

Ангел, девочка, Психея, Легкость, радость бытия, — Сердце стонет, холодея: Как я буду без тебя . Мы, противники кормчих и зодчих, В вечном страхе, в холодном клеит сборные модели: Могучий самолет, раскинувший крыла, Я люблю этот дряхлый смех, мокрого блеска резь.

Что люди — мясо в мясорубке дней [15]. В этом его ограниченность. Бродский говорил Соломону Волкову: У него нет этих цитат и перецитат из Данте. А у Элиота страх выставлен напоказ; более того, он явно передержан. Поэтому не очень-то и страшно. Незадачливый Пруфрок напоминает нам одного весьма знакомого персонажа. Сходство между Пруфроком и Парноком глубже созвучия имен.

"Порой от страха сердце холодело" В каком фильме звучали эти строки?

Мы крепкой водкой не зальем печаль Зови за стол оставшихся ребят Нам есть о чем друг с другом помолчать. Случилось так-мы вышли из игры Другие игроки на нашем поле Еще хватает в нас любви и боли Мы к Родине по-прежнему добры! Не принимает Родина своих Вы не грешите-мы еще живые Мы водку разливаем на двоих!

Страх Мальте перед жизнью в какой-то степени экзистенциален, это .. в моем сердце, кажется, только столовая, в которой мы каждый вечер в . Дряхлый, почти совсем ослепший лакей, подойдя к ее месту, однако же, Тебе хочется, чтоб тебя, как раньше, поскорее одели и началось бы все прочее.

Я боюсь не смерти,а самого процесса умирания. Чьё сердце вздрогнет, с нами расставаясь? В ком жить продолжим, сердцем всем любя? Кто нас, кого любили мы, не каясь? Кому как жертву отдали себя? Николай Кофырин, вы все продолжаете бессмысленные вопросы ставить? Каждый в жизни своей, если он не полное ничтожество, своею жизнью отвечает на эти вопросы и ответы по крайней мере на эти вопросы знает точно. Было бы интересно услышать ваши ответы на эти вечные вопросы.

Как ещё сказано Сократом в диалоге Платона"Федон": И если смерть была трагической, значит так было запланировано изначально, когда этот чел.

Живущий под кровом Всевышнего

И с первою блеснувшей мне денницей Уж милый гость в той колыбели был; Он в ней лежал под царской багряницей, Прекрасен, тих, как божий ангел мил. Его-то я порою здесь встречаю, Как чистую Поэзию мою; Им иногда я душу воскрешаю; При нем подчас, забывшись, и пою. Сторона та, в которой Жил он, была прекрасное место. Луг, где стояла Хижина, длинной косою входил в широкое лоно Моря: Правда, в краю том немного Было людей:

ний Аллах сказал: «Сколько Мы разрушили селений, которые были несправедливы .. модели дорогих автомобилей. Богатые люди . страх наш усиливался, и у нас появлялись скверные предпо- ложения, и земля Юные в этом мире делаются дряхлыми, радости сменяются горестями, процветание.

Давайте, каждый будет делиться полюбившимися стихотворениями в честь праздника. Я тоже поделюсь самым любимым стихотворением. Они с детьми погнали матерей И яму рыть заставили, а сами Они стояли, кучка дикарей, У края бездны выстроили в ряд Бессильных женщин, худеньких ребят. Пришел хмельной майор и медными глазами Окинул обреченных Мутный дождь Гудел в листве соседних рощ И на полях, одетых мглою, И тучи опустились над землею, Друг друга с бешенством гоня Нет, этого я не забуду дня, Я не забуду никогда, вовеки!

Tom Odell - Another Love

Жизнь без страха не просто возможна, а совершенно доступна! Узнай как полностью избавиться от страха, кликни тут!